Архив за месяц: Ноябрь 2012

Как рождается шутка?

Гарик Мартиросян: «Эксперименты в комедии мне нравятся больше, чем «универсальный юмор»

Гарик Мартиросян, cinemotionlab.com

Создатель скетчкома «Наша Russia», продюсер, сценарист и ведущий stand-up шоу Comedy Сlub Гарик Мартиросян в интервью CINEMOTION рассказал о двух видах импровизации, о том, почему все комедии в России получаются «черными» и о том, как избежать творческого кризиса.

CINEMOTION: Как рождается шутка? И можно ли просчитать реакцию аудитории на нее?

Гарик Мартиросян: Есть определенные интуитивные механизмы, которые позволяют опытному человеку заранее предугадать настроение зала, хотя это неэффективный и не очень честный путь. В Comedy Сlub есть внутренняя установка делать такие монологи-шутки-пьесы-песни, которые будут, прежде всего, интересны тебе самому, а уже потом всем остальным.

C: В Америке говорят, чтобы комедию смотрели люди во всем мире, она должна быть универсальной. Какой, на Ваш взгляд, критерий универсального юмора? Какие темы, персонажи?

ГМ: Если честно, я не поклонник «универсального» юмора. Мне гораздо приятнее смотреть фильмы Саши Барона Коэна, довольно нетрадиционного, если не сказать маргинального комика. Эксперименты в комедии мне нравятся больше, чем «универсальный» юмор.

C: Насколько важна самоцензура в комедийных шоу, в частности Comedy Club и «Наша Russia»? Есть ли, на Ваш взгляд, темы, которых лучше не касаться?

ГМ: Самоцензура очень важна. Я сейчас говорю не о той цензуре, когда нельзя шутить про политиков и власть. Для комика самая главная цензура — это придумывать и говорить только смешные шутки. В Comedy Сlub — эта планка очень высока, и мы стараемся ее удерживать. Проще говоря, несмешные шутки мы к эфиру никогда не допускали и не допускаем. Что касается запретных тем, то естественно мы избегаем шуток про религию, войны, беды, то, что может ранить зрителей, вывести их из психоэмоционального равновесия.

Читать далее

.

Обет молчания

liveinternet.ru

Однажды индийский йог направился в Гималаи в поисках гуру. Он нашел мудреца, который жил в пещере с несколькими учениками, и попросил разрешения стать его учеником, на что гуру ответил:
— Хорошо, ты можешь остаться здесь, но мы соблюдаем мауна-врату (обет молчания), можно говорить только два слова за двенадцать лет.
Кандидат согласился. 12 лет прошли в соблюдении ямы, ниямы, различных видов тапаса, Хатха йоги и пранаямы. Через двенадцать лет садхаку позволили сказать два слова. Он сказал: «Еда плохая». Это было записано, и его питание улучшили. Затем еще через двенадцать лет аскез ему позволили сказать еще два слова. Он сказал:
— Постель жёсткая.
Это было зафиксировано, и он получил дополнительное одеяло. Снова через 12 лет он сказал:
— Я ухожу.
Гуру ответил:
— Прекрасно, ты тут целых тридцать шесть лет только и делал, что жаловался…

Читать далее