Архив за месяц: Май 2013

Из адвокатской практики

Исторический анекдот

Фёдор Плевако

Ф.Плевако, ru.wikipedia.org

Выдающийся российский юрист Ф.Н.Плевако рассказывал А.Н.Вертинскому, как к нему обратился один купец и попросил быть его адвокатом в тяжбе по имущественному делу.

— Надо бы дать аванс, — сказал Плевако.

— А что такое — аванс? — прикинулся дурачком купец.

— Задаток знаешь?

— Задаток? Задаток знаю.

— Ну, так это в два раза больше.

Читать далее

.

Как устроен мир?

Прекрасный мир

Прекрасный мир, diary.ru

В телеге едет семья — отец, мать и сын.

— Пап, почему луна так высоко висит?

— Да хрен её знает.

Едут дальше.

— Пап, а почему на небе так много звёзд?

— Да хрен их знает.

— А почему ночью темно?

— Да хрен знает.

Мать вмешивается:

— Перестань приставать к папе.

— Да нет, пусть спрашивает. А то где он узнает, как устроен этот прекрасный мир!?

Читать далее

Почему у женщин нет ни стыда, ни совести, ни мозгов?

Сергей Мостовщиков. Почему у женщин нет ни стыда, ни совести, ни мозгов?

open.az

open.az

Всякому приличному мужчине, к сожалению, следует время от времени думать о женщинах. А то он покроется прыщами, и у него от напряжения лопнут глаза. Такой мужчина довольно скоро станет неприятным и со временем умрет, оставив в наследство потомкам пачку недоеденных витаминов, коллекцию марок и пластмассовую расческу.

Поэтому остальным мужчинам следует периодически, до нескольких раз в месяц, думать о женщинах. Это может принести им облегчение, хотя, честно сказать, недолгое. Дело в том, что думать о женщинах неприятно. Едва только взявшись за это занятие, всякий мужчина понимает: у женщин нет мозгов, стыда и совести. А кому такое понравится? Впору собирать марки и есть витамины.

Многие спрашивают в этой связи: как быть? Отвечаю: никак. Спасения нет. Летальный исход неизбежен. У женщин действительно нет ни мозгов, ни стыда, ни совести, поскольку они им не нужны. Наблюдения за женщинами показывают: в течение всей своей жизни они делают всего несколько вещей. А именно: маникюр и звонок по телефону с вопросом «Ты где?». Все остальное – истерики и критические дни. Для этого, конечно, ни стыда, ни совести не требуется. Не говоря уж о мозгах.

Едва родившись, любая женщина сразу закатывает истерику. Она кричит как полоумная, воет как белуга. Люди носят ее на руках, сюсюкают, пуськают, тетехают и тютитюкают. А она знай себе орет как ненормальная. Глаза навыкате, руки дрожат: а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! А-а-а-а-а-а-а-а-! Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы! Подите все от меня-а-а-а-а-а! Ы-ы-ы-ы-ы-ы!

Устав кричать, женщина начинает делать себе маникюр. Это единственное занятие, которое может отвлечь ее от истерики. Если женщина не кричит и не делает маникюр, значит, она выщипывает брови. В среднем, женщина тратит на маникюр семнадцать лет, восемь месяцев, три дня, сорок семь минут и двадцать секунд своей жизни. Остальное время она кричит и выщипывает себе брови.

Трудность, однако, в том, что жизнь сложнее и дольше. Поэтому женщине приходится худеть и толстеть. Нет ни одного существа на белом свете, которое могло бы худеть и толстеть. Цветы – пахнут, деревья – гнутся, птички – свистят, солнце – светит. Женщина же постоянно худеет и толстеет, и это доводит ее до исступления. Она говорит:

– Господи, кажется, я потолстела. – И закатывает истерику.

Когда вы пытаетесь успокоить женщину и говорите, что она вовсе не потолстела, а даже как-то похудела, она говорит:

– Господи, как же я похудела! Смотреть не на что! – И закатывает истерику.

Читать далее